Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем здесь Белоруссия?

0
278

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем здесь Белоруссия?

СтатьиМир на пороге нового Карибского кризиса. При чем здесь Белоруссия?
Добромир25.12.20210

Мир оказался на пороге нового кризиса международных отношений, примеров которому не было со времен Карибского кризиса пятидесятилетней давности. Противостояние стран НАТО и России грозит достигнуть красной черты, за которой могут последовать самые печальные события, способные изменить историю планеты. В сложившуюся ситуацию оказались втянуты не только глобальные игроки, но и страны, которые ранее находились на втором плане мировой политики. В том числе и Белоруссия.

За 2020−2021 годы внутри- и внешнеполитическая позиция белорусского руководства претерпела существенные изменения. Западное давление и попытка государственного переворота вынудили официальный Минск всерьез заговорить о необходимости защиты страны от возможного нападения. Об этом неоднократно заявлял Александр Лукашенко, обосновывая свои слова продолжающимся наращиванием военной мощи НАТО на границах Союзного государства (СГ), а также неадекватной политикой Украины. В конце ноября из уст белорусского лидера прозвучало, пожалуй, самой серьезное заявление последних лет. Лукашенко сообщил, что готов попросить своего российского коллегу Владимира Путина вернуть в республику ядерное вооружение, добавив, что в случае согласия предпочтение будет отдано тому, «которое будет наиболее эффективно» при «соприкосновении» с НАТО.

Примечательно, что ранее президент Белоруссии был иного мнения и отмечал, что подобные шаги сделают его страну потенциальной мишенью в случае возможного военного столкновения Североатлантического альянса и России. Теперь же, когда стало очевидно, что на Западе никто не рассматривает проведение антироссийской политики вне действий в отношении Белоруссии, позиция Минска радикально изменилась. Впрочем, Александр Лукашенко никогда и не скрывал, что всегда сожалел о том, что ядерное оружие было выведено из республики, что серьезным образом повлияло на статус страны и ее будущее.

Необходимо напомнить, что ядерное вооружение досталось Белоруссии от СССР и находилось на территории республики вплоть до 1996 года. Еще до обретения независимости в Минске было принято решение о превращении страны в безъядерную зону, что было закреплено в принятой 27 июля 1990 года декларации о суверенитете республики. На протяжении первой половины 1990-х годов страны Запада совместно с Россией сделали все возможное, чтобы убрать данный тип вооружения не только из Белоруссии, но и с Украины. В 1992 году Минск подписал Лиссабонский протокол, оформив членство страны в Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений, а в июле следующего года присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), став первым государством, добровольно отказавшимся от обладания данным типом вооружения, оставшимся после распада СССР. Тогда же в качестве ответного шага Великобритания, Россия и США предоставили Белоруссии и Украине гарантии безопасности, зафиксировав свои обязательства в Будапештском меморандуме 5 декабря 1994 года.

Это именно тот документ, который в последующие годы вызывал и продолжает вызывать многочисленные споры из-за множество юридических тонкостей и необязательности его исполнения. Однако на тот момент в Минске, как и в Киеве всерьез воспринимали обязательства Запада, что в конечном счете и привело к выводу ядерного оружия из этих стран. Последние боеголовки покинули Белоруссию в ноябре 1996 года.

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем здесь Белоруссия?

Подписание Будапештского меморандума. Иллюстрация: gazeta.ru

Необходимо отметить, что ставший президентом Белоруссии Александр Лукашенко в последующие годы неоднократно заявлял, что вывод ядерного оружия из страны был ошибкой. В одном из своих последних интервью белорусский лидер и вовсе сделал заявление, что его заставили это сделать и не столько страны Запада, сколько первый президент РФ Борис Ельцин.

«Знаете, почему я его вывел уже? В нарушение договора я его оставлял в Беларуси. Вы не поверите. Не только по требованию американцев. Но прежде всего под жестким давлением Ельцина и всей команды, которая тогда была», — сказал Лукашенко в интервью главе МИА «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву.

Вплоть до ноября 2021 года Минск поступательно выступал за ядерное разоружение в качестве главной стратегической цели выполнение ДНЯО. МИД республики приветствовал продление в феврале на 5 лет Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) «в качестве очередного шага на пути к сокращению ядерных вооружений». Теперь же оказалось, что на практике в Минске всегда были готовы к эскалации напряженности. Кроме того, в ноябре стало известно, что в стране сохранилась практически вся необходимая для возвращения ядерного оружия инфраструктура. Как заявил Александр Лукашенко, все площадки, за исключением одной, на которых ранее размещалось ядерное оружие, сегодня сохранены.

«Мы на территории Белоруссии к этому готовы. Я как рачительный хозяин ничего не разрушил, все сараи стоят на месте», — отмечал ранее белорусский лидер.

Позже позицию белорусского лидера поддержали и в МИДе республики. Как заявил 18 декабря глава внешнеполитического ведомства Владимир Макей, Белоруссия готова разместить у себя ядерное оружие как «один из возможных ответов на будущие возможные действия со стороны Североатлантического альянса на территории Польши». Он также подчеркнул, что нынешние угрозы связаны не только с позицией стран НАТО, но и Украины, которая постепенно превращается в своеобразный плацдарм Североатлантического альянса против России.

Причины изменения позиции белорусского руководства вполне объяснимы. В своей явно русофобской политике НАТО сегодня дошло до того, что готово нарушить все взятые на себя ранее обязательства и создать дополнительные рычаги давления на Россию, а с ней и на Белоруссию. И если ранее речь шла лишь о расширении блока на восток, то сегодня в альянсе прямо заговорили о продвижении к границам СГ ядерного оружия.

В частности, еще 19 ноября генеральный секретарь блока Йенс Столтенберг заявил, что размещенное в Европе американское ядерное оружие может оказаться в странах Восточной Европы, если Германия откажется от его размещения. Берлину напомнили о подписанном в 1991 году соглашении о совместном использовании данного типа вооружений, по которому ФРГ отказывалась от производства и использования ядерных, биологических и химических вооружений в обмен на размещение на западе страны ядерного арсенала стран НАТО.

Подобные намерения альянса не могли не вызвать ответную реакцию в Москве, где устали терпеть выходки западных партнеров. Для ЕС и США стала настоящим откровением нынешняя жесткая позиция России, которая в середине декабря предупредила НАТО о возможных последствиях продолжения своей политики вооружения и втягивания в альянс стан находящихся рядом с РФ. Многие в Брюсселе и Вашингтоне даже посчитали, что нынешние предложения Кремля по урегулированию ситуации являются открытым ультиматумом, но игнорировать их все же не смогли. Особенно в свете недавних заявлений, сделанных не только представителями МИД России, но Владимиром Путиным, который 21 декабря на коллегии Минобороны РФ подтвердил, что Кремль не желает кровопролития и намерен решать вопросы дипломатическими средствами, а потому надеется получить от США ясный ответ на свои предложения по гарантиям безопасности.

«Разумеется, в случае продолжения явно агрессивной линии западных коллег, мы будем предпринимать адекватные ответные военно-технические меры. На недружественные шаги жестко реагировать. И имеем на это полное право», — сказал он.

На фоне заявлений последних недель о возможности создания «контругроз» со стороны России в отношении стран НАТО, недопущения любыми средствами появления натовских баз в Грузии и на Украине и прочего, возможность возвращения в Белоруссию ядерного оружия уже не выглядит фантастической. Несмотря на то, что пока в Москве напрямую не подтвердили подобные планы, в российской столице уже несколько раз недвусмысленно намекнули, что готовы рассмотреть любые варианты. Более того, глава российского МИДа Сергей Лавров еще в начале декабря заявил, что недавние слова Лукашенко стоит воспринимать «как очень серьезное предостережение, которое продиктовано, прежде всего, той безрассудной политикой, которую проводит Запад».

В сложившейся ситуации Белоруссия для России вполне может стать одним из ключевых партнеров не только в создании структуры противодействия возможной агрессии НАТО, но и в формировании новой системы взаимодействия на международной арене. Это связано с тем, что в настоящее время США не видят потенциальной угрозы со стороны РФ, так как российских военных баз, тем более с расположенными там ядерными боеголовками, в непосредственной близости от американских границ нет. Для Вашингтона проблемой является растущее влияние Москвы на евразийском континенте, которое может серьезным образом пошатнуть нынешнее статус-кво, при котором США считают себя «мировым полицейским».

Именно поэтому последние заявления Лукашенко пока не вызвали серьезного ажиотажа в Вашингтоне. Более того, не вызвали они резонанса и в ЕС, где осознают опасность появления российского ядерного оружия в Белоруссии, но знают, что подобное вооружение может гораздо быстрее появиться западнее Минска — в Калининградской области. Однако в Брюсселе не могут не понимать, что усиление военного потенциала России на западном направлении вполне может изменить всю геополитическую обстановку в Европе. Особенно на фоне недавних сообщений из Москвы о новых видах оружия и их способности. Как заявил 21 декабря министр обороны РФ Сергей Шойгу, высокотехнологичная ядерная триада РФ обеспечивает высокую живучесть 6 255 специальных боеголовок. Часть из них вполне может оказаться в Белоруссии, в первую очередь, в составе оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М» с дальностью в 500 км. При этом на ядерное оснащение боеголовок у Минска будет столько же прав, сколько и у формально безъядерных Бельгии, Германии, Италии, Нидерландов или Турции, где США хранят порядка 200 водородных бомб общей мощностью 18 мегатонн. И об этом страны НАТО предпочитают не вспоминать, обвиняя в мифической «агрессии» Россию, а вместе с ней и Белоруссию.

Мир на пороге нового Карибского кризиса. При чем здесь Белоруссия?

Искандер-М. Иллюстрация: google.com

Главной проблемой в нынешней ситуации является то, что цели США далеки от интересов его европейских партнеров. Для Вашингтона, который чувствует себя в некой безопасности, важно не допустить усиления влияния России. Любое изменение геополитической обстановки рассматривается Белым домом как прямой вызов, не реагировать на который в США не могут. Особенное это касается стран, которые окружают Россию и в которых, за исключением Белоруссии, американцам удалось создать необходимые для себя условия господства и запустить волну русофобии. В этих государствах российские военные базы уже вряд ли появятся в мирное время, чего нельзя сказать о белорусской территории. Все попытки оторвать Минск от Москвы разбились о события 2020 года, что ознаменовало провал западной политики в Белоруссии, создав все предпосылки для углубления интеграции в Союзном государстве. В первую очередь, в области обороны. Поэтому сегодня Белоруссия и стала рассматриваться странами НАТО как неотделимая часть плана давления на Россию в разных его проявлениях.

В то же время, в настоящее время все еще нельзя говорить о том, что Минск и Москва полностью готовы создать единую систему обороны Союзного государства, так как речи о российских или совместных военных базах в Белоруссии по-прежнему не идет. Белорусские власти хотели бы повысить свою защиту за счет российского вооружения, но при этом остаться относительно независимыми в принятии решения о его использовании.

Это является, пожалуй, главным камнем преткновения для появления в республике ядерного оружия из РФ. С мертвой точки процесс может сдвинуться только после того, как в Минске согласятся на полный контроль Москвы над данным типом вооружения, в случае его появления на белорусской земле. И чем больше стран НАТО будут нагнетать обстановку, тем более вероятным становится именно такой вариант развитии событий.

Наталья Григорьева

Источник