Личный опыт: что такое постконтактная терапия от ВИЧ и как она может спасти жизнь

0
114

Мы-то твердо убеждены, что ВИЧ к нам не имеет никакого отношения. Но в жизни бывает всякое. Например, случайная связь. И не только. Что делать в такой ситуации?

Личный опыт: что такое постконтактная терапия от ВИЧ и как она может спасти жизнь

Постконтактная профилактика (ПКП) назначается людям, которые недавно имели опасный контакт с человеком, предположительно инфицированным ВИЧ. Мало кто в России знает о существовании ПКП как таковой. А если и знают, то не ассоциируют себя с потребностью в данной профилактике, а ведь в случае опасного контакта она может оказаться спасательным кругом, который предотвратит распространение вируса. Мы собрали истории людей, которые оказались в ситуации, когда им нужна была ПКП, в также взяли комментарий у врача-инфекциониста, которая объяснила, в каких ситуациях стоит задуматься о том, чтобы экстренно пропить курс терапии. 

Константин: «Мы полили презерватив маслом, и он порвался»

Личный опыт: что такое постконтактная терапия от ВИЧ и как она может спасти жизнь

Однажды я оказался в командировке в Саратове. После окончания рабочих встреч зашел в мессенджер, познакомился с девушкой и мы договорились о встрече. Знакомство быстро дошло до близости. Я сказал, что хочу использовать презерватив, она согласилась, но не очень охотно, и предложила полить контрацептив детским массажным маслом. После контакта я обнаружил, что презерватив порвался.

Мне стало страшно, что у девушки могли быть какие-то венерические заболевания. Я начал искать информацию в интернете. Столкнулся с тем, что адекватных статей нет, что делать, куда бежать, если подозреваешь, что партнер может быть инфицирован, но не знаешь точно, что делать в такой ситуации — непонятно, везде написано сразу про последствия. 

Нашел информацию, что нужно сдать анализы и записаться к врачу. Пришел в саратовский частный медцентр. Мне выдали анкету с вопросами типа: «К какой категории вы себя относите? Гомосексуалисты, зеки, наркоманы, лица с заболевания, передающимися половым путем, доноры крови». Затем выдали кучу бумаг и отправили в процедурный кабинет. Врач, выслушавший мои опасения, надел сразу десяток силиконовых перчаток, видимо, очень боялся, что я его как-то забрызгаю кровью. 

Поход к врачу в Саратове меня не успокоил, поэтому по приезду в Москву я обратился к венерологу, у которого уже бывал. Он меня осмотрел, от моих комментариев по поводу ПКП отмахнулся, а когда я стал настаивать на том, что меня это беспокоит, заявил, что мне нужно к иммунологу, сдать анализы на заболевания, передающиеся половым путём, а затем отправил на Соколиную гору. 

Прочитал, что на Соколиной горе находится какая-то больница, где анонимно берут анализ на ВИЧ. В итоге я решил просто махнуть рукой на это все: девушка, с которой у меня был половой контакт в Саратове, уверила меня, что она недавно сдавала анализы и абсолютно чиста, и я решил довериться судьбе.

В итоге все обошлось, но мне кажется, что это был мой первый и последний случай незащищенного секса.

Виталий: «Друг сказал, что эта больница — местный спидозник»

Личный опыт: что такое постконтактная терапия от ВИЧ и как она может спасти жизнь

В 2020 году я помогал убираться у подруги дома, неудачно упал — руки вперед, ноги назад — и разбил подбородок. Время было позднее, я поехал в травмпункт, где меня отправили в больницу зашивать подбородок. 

Меня встретил челюстно-лицевой хирург. Осмотрел и сказал, что надо зашивать. Потом около часа я ждал, когда меня проводят в операционную. Мне дали местный наркоз, зашили рану и отправили домой.

Спустя две недели я заболел ангиной, мне прописали антибиотики, но они не помогали. Я снова пошел в поликлинику. Мне поменяли препарат, и на фоне всего у меня появилась сыпь. Когда вновь пришел в поликлинику, врач посмотрела на меня, начала ходить по кабинету, гуглить, кому-то звонить. Потом говорит: «Тебе нужно срочно ехать в инфекционку, потому что у тебя сыпь не из-за таблеток, а из-за болезни». Меня это немного испугало, мне было всего 15 лет. Я пришел домой, позвонил маме, мы вызвали скорую помощь. Фельдшер выписал мне антигистаминное, но легче не стало, и мы поехали в больницу.

Меня хотели положить на обследование, но я стал отказываться. Тогда мне прописали лечение и велели приехать, если не станет легче. Так и случилось. Когда я проснулся на следующий день, сыпь покрыла все тело, кроме лица и ладоней. 

Меня привезли в больницу с температурой 39С, там я провел следующие две с половиной недели. Сначала решили, что это мононуклеоз, потом — псевдотуберкулез, затем подозревали рак. Я сдал анализы, а 1 сентября маму вызвали в больницу и сообщили, что первый тест на ВИЧ пришел положительный. 

Когда узнал об этом, у меня был шок. У меня стали спрашивать о половых контактах, употребляю ли я наркотики, и когда я на все ответил отрицательно, они удивились и сказали, что в больнице инфицироваться невозможно. Мне предложили начать проверку, чтобы выяснить, произошел ли инфицирование в медучреждении, но я отказался, потому что рано или поздно пришлось бы рассекретить свою личность, а я был к этому не готов. Мне просто хотелось, чтобы меня поскорее отправили домой и все закончилось.

Позже, уже когда я поступил в медуниверситет, познакомился с коллегой, он уже работает врачом, у которого тоже ВИЧ. Мы стали обсуждать, кто как получил инфекцию, выяснилось, что у обоих это случай инфицирования в больнице. Я назвал номер больницы, где лежал, а он говорит: «О, это же местный спидозник. Там легко можно подцепить любую инфекцию, я не удивлен, что это случилось у тебя». И если я только предполагаю, что инфицирование произошло при наложении швов, ведь мы не проводили расследование, то у него доказанный случай. Ему лечили зуб и использовали алмазный напильник, чтобы извлечь нервы. Они вообще не подлежат стерилизации, их нужно выкидывать, но инструменты очень дорогие, врачи использовали их повторно. Он сумел доказать, что получил ВИЧ в стоматологии. Если бы коллега сразу пропил курс ПКП, распространение инфекции можно было бы предотвратить. Но ему об этом, конечно, никто не сказал. Как и мне.

Сейчас я принимаю антиретровирусную терапию — одну таблетку один раз в день, у меня неопределяемая нагрузка вируса в крови. О моем заболевании знают друзья и знакомые, но я пока не готов жить полностью открыто. 

Действовать четко и быстро

Постконтактная профилактика нацелена на то, чтобы предотвратить развитие ВИЧ-инфекции: необходимо в течение 72 часов после контакта с предположительно зараженным начать принимать антиретровирусные препараты. 

Личный опыт: что такое постконтактная терапия от ВИЧ и как она может спасти жизнь

Анастасия Патран врач-инфекционист Благотворительного фонда «Дети+» Это важно, потому что вирусу необходимо прикрепиться к клеткам, встроить генетическую информацию в их ДНК и начать репликацию — образование копий и заражение клеток-хозяев. Если начать в течение трех дней, распространение вируса по организму можно остановить. Если начать ПКП вовремя, инфицированные человеческие клетки умирают естественным путем после отработки жизненного цикла, а лекарство при этом не дает вирусу распространяться на здоровые клетки.

В России АРВ-препараты бесплатно полагаются медицинским работникам, у которых случилась аварийная ситуация на рабочем месте в процессе взаимодействия с ВИЧ-инфицированным пациентом или его биологическими жидкостями, например, порвались перчатки, а кровь исследуемого больного попала в свежую рану. Остальные категории опасных контактов не финансируются из государственного бюджета, а это значит, что терапию придется покупать за свой счет.

Но перед тем как это сделать, нужно обязательно записаться на принм к врачу-инфекционисту или эпидемиологу, который оценит степень вероятности инфицирования, отправит на анализ на ВИЧ. Если он окажется положительным, подберет схему лечения: обычно в нее входит три препарата. Лечение рассчитано на 30 дней. Очень важно не заниматься самолечением и посетить врача, потому что если ты начнешь принимать лекарства самостоятельно, а затем по какой-то причине прервешь лечение, высока вероятность развития резистентности к терапии, а это может быть чревато в будущем.